Кто создал катюшу боевую машину?

Неизвестная война. Кому всё-таки надо поклониться за «Катюшу»?

Описываемые события скоро будут отмечать свое 75-летие. 14 июля 1941 года под небольшим городком Оршей было впервые применено оружие, ставшее кошмаром для гитлеровцев и их союзников и символом успеха для советских солдат. Речь, понятно, идет о реактивном гвардейском миномете, получившем прозвище «Катюша».

Само появление этого оружия до сих пор было покрыто некоей завесой тайны. Но годы идут, с документов снимают гриф «секретно», и все больше и больше фактов становятся доступными.

Рядом с «Катюшей» всегда стояло имя ее главного разработчика, Героя Социалистического Труда Андрея Григорьевича Костикова.

Биография Костикова могла бы быть примером для многих. Еще бы, только в советской стране выходец из таких низов мог бы стать не просто Героем, а легендой!

Родился Костиков в 1899 года в селе Казатин Бердичевского уезда Киевской губернии.

Отец — выходец из крестьян, определённой профессии не имел и всю жизнь работал по найму чернорабочим, дворником, носильщиком, переезжая из города в город. Мать занималась домашним хозяйством.

Закончив 4 класса Быстровской сельской школы, с 1913 года Костиков обучался в Москве, в технической конторе инженера Межерицкого, на слесаря-водопроводчика. Затем, в 1914—1919 годах, работал подручным слесаря, а потом слесарем на заводах Москвы, Петрограда, Киева.

В 1918 году вступил в РККА. Принимал участие в боевых действиях против украинских повстанцев, в советско-польской войне. Был ранен в ногу. Некоторые историки, правда, пишут о коротком следствии по обвинению в самостреле. В августе 1920 года попал в плен к полякам, в апреле 1921 года бежал и вновь продолжил служить в РККА.

В 1922—1926 годах обучался в 3-й Киевской военно-инженерной школе, после чего служил в Нижнем Новгороде.

В 1930—1933 годах учился в ВВИА имени Н. Е. Жуковского «по авиационным двигателям и ракетной специальности», где всерьёз заинтересовался ракетной техникой. Был направлен инженером в Реактивный институт (РНИИ, НИИ-3), в отдел баллистических ракет.

Звездный час настал 19 февраля 1940 года, когда сотрудники института А. Костиков, И. Гвай и представитель Главного артиллерийского управления РККА В. В. Аборенков получили авторское свидетельство на изобретение «механизированной установки для стрельбы ракетными снарядами различных калибров» за № 3338.

Это изобретение стало основой для разработки «Катюши». 17 июня 1941 года Костиков продемонстрировал членам политбюро, правительства страны и руководства НКО СССР работу установки, базировавшейся на автомобиле.

За день до начала войны, 21 июня 1941 года, И. В. Сталин принял решение о развёртывании серийного производства реактивных снарядов М-13 и пусковой установки БМ-13 (УЗО) и о начале формирования соответствующих войсковых частей.

28 июля 1941 года Президиум ВС СССР издал два указа о награждении создателей «Катюши». Первым указом «за выдающиеся заслуги в деле изобретения и конструирования одного из видов вооружения, поднимающего боевую мощь Красной Армии» Костикову было присвоено звание Героя Социалистического Труда (под № 13). Вторым указом орденами и медалями были награждены ещё 12 инженеров, конструкторов и техников, в том числе орденом Ленина, соавторы Костикова по изобретению И. Гвай и В. Аборенков.

Казалось, все закономерно и просто. Простой советский рабочий парень, одаренный природой, создал оружие, сыгравшее одну из важнейших ролей в той войне. И заслуживает встать в один ряд с такими же самородками земли русской, как Грабин, Дегтярев, Калашников.

Но нет. Действительно, ветер истории зачастую сдувает мусор с могил незаслуженно забытых людей.

Сегодня можно с уверенностью сказать, что единственной заслугой и умением Костикова было умение писать доносы. Это он действительно делать умел. А вот с работой было намного хуже.

Ничем иным не объяснить полное отсутствие каких-либо значительных изобретений и разработок в карьере Костикова нельзя. Более того, в 1944 году он был арестован. Но не по доносу в «шпионаже» в пользу Германии или США. Костикова арестовали, вменив ему подлог и обман правительства вкупе с вредительством. Работы по разрабатываемому Костиковым реактивному самолету проекта «302» было предписано прекратить.

Однако не посадили и не расстреляли. Выпустили через год, в конце февраля 1945 года, естественно, уволив с занимаемой должности. Но разрешили работать в одном из институтов (НИИ-24) по улучшению реактивных снарядов в должности начальника бюро №5.

А 19 апреля 1944 года, когда Костиков уже находился под следствием, военно-прокурорская комиссия вынесла вердикт в том, что Костиков, Гвай и Аборенков не могут считаться авторами реактивных установок М-8 и М-13 и реактивных снарядов РС-82 и РС-132.

Однако дело в суд не было передано. То ли нашлись заступники, то ли простили. Не найдя в составе «враждебных намерений», дело прекратили и Костикова отпустили. И даже разрешили дальше работать, пусть и не в должности начальника НИИ.

Такие жестокие времена были.

Между тем, Костикова вполне можно было обвинить в убийстве. Но так как в те времена подобным убивали многих, то. То мы просто перейдем к следующему герою нашего повествования. Настоящему автору «Катюши».

Знакомьтесь: Георгий Эрихович Лангемак.

Личность, во многом противоречивая и сложная. Его жизненный путь не так прямолинеен, как у Костикова.

Отец и мать Лангемака — швейцарцы. Эрих Францевич — немецкого происхождения, Мария Константиновна — французского. Но всю жизнь, во всех перипетиях, Георгий Лангемак в анкетах писал только «русский».

Образование — великолепное (с родителями-педагогами это несложно). Гимназия, Петербургский университет, Адмиралтейская школа прапорщиков в Петербурге, офицерское артиллерийское училище в Ревеле (Таллинн). Служил, воевал с немцами на Балтике.

Есть сведения, что во время смуты Гражданской войны служил в подразделениях гетмана Скоропадского и Петлюры.
В июне 1919 года вступил в РККА и, как офицер флота, был назначен командиром батареи 4-го дивизиона артиллерии Кронштадтской крепости, а затем комендантом форта «Тотлебен» 4-го дивизиона артиллерии.

Во время Кронштадтского восстания Георгий Лангемак восставших не поддержал и был арестован и приговорён к расстрелу. Он содержался под стражей 2 марта — 18 апреля 1921 года и был освобождён только после подавления восстания. Расстрелять не успели. А содержание в карцере форта спасло Лангемаку жизнь, ибо Тухачевский с восставшими не церемонился.

В 1922 году был исключен из рядов ВКП(б). за венчание в церкви.

В 1923 году Лангемак поступил в Военно-техническую академию РККА (г. Ленинград) и в 1928-м окончил её. Во время учёбы вместе с другими слушателями академии под руководством преподавателя академии С. А. Серикова выполнял заказы Лаборатории Н. И. Тихомирова (Герой Социалистического Труда, посмертно, 1991 г). Впоследствии Лаборатория Тихомирова, занимающаяся реактивными снарядами на бездымном порохе была переименована в ГДЛ — Газодинамическую лабораторию.

По окончании академии был распределён на должность начальника артиллерии Черноморского флота, но по просьбе Н. И. Тихомирова к Командующему Ленинградским военным округом А. И. Корку он был оставлен для работы в Газодинамической лаборатории.

В Газодинамической лаборатории Георгий Лангемак занимался разработкой реактивных снарядов РС-82 мм и РС-132 мм. После смерти в 1930 году Н. И. Тихомирова начальником Газодинамической лаборатории был назначен Б. С. Петропавловский, а Лангемака назначили начальником сектора пороховых ракет. И он продолжил разработки, начатые Тихомировым.

В конце 1933 года в Москве на базе Газодинамической лаборатории и МосГИРД (Группы изучения реактивного движения) был создан первый в мире Реактивный научно-исследовательский институт (РНИИ) также известный как НИИ-3.

Директором института был назначен начальник Газодинамической лаборатории И. Т. Клеймёнов, его заместителем — начальник ГИРД С. П. Королёв, которого в апреле 1934 года сменил на этом посту Г. Э. Лангемак.

За время работы в институте Лангемак практически завершил доводку реактивных снарядов РС-82 и РС-132, впоследствии ставших основой реактивного миномёта «Катюша». В 1933 году в Газодинамической лаборатории были проведены официальные полигонные испытания с земли, морских судов и самолётов 9 видов ракетных снарядов различных калибров на бездымном порохе конструкции Б. С. Петропавловского, Г. Э. Лангемака и В. А. Артемьева. 4 из них были приняты на вооружение.

А всего было разработано 82 типа реактивных снарядов калибром 82, 132 и 240 мм.

В этот период Лангемак вёл переписку с К. Э. Циолковским, размышляя и о невоенном применении ракет, о возможности их использования в космонавтике. Кстати, сам термин «космонавтика» ввёл именно Лангемак.

В 1937 г., как «детище» Тухачевского Реактивный научно-исследовательский институт подвергся «чистке». Руководство института было арестовано. 2 ноября 1937 г. Лангемак был арестован (ордер № А 810) органами НКВД г. Москвы как немецкий шпион на основании данных, имевшихся ранее в НКВД (следственное дело архива ФСБ № Р3284 (14654)). Обвинительное заключение, датированное 31 декабря 1937, основано на единственном протоколе допроса, второй экземпляр которого датирован 15 декабря 1937 (первый экземпляр даты не имеет), составленный на основе материалов, предоставленных из института, при активном участии А. Г. Костикова, занявшего место Лангемака после его ареста.

Вместе с Лангемаком были арестованы И. Т. Клеймёнов, С. П. Королёв, В. П. Глушко.

11 января 1938 на закрытом судебном заседании выездной сессии Военной Коллегии Верховного Суда СССР под председательством В. В. Ульриха и двумя членами суда, И. Т. Голяковым и А. Г. Суслиным было рассмотрено дело Георгия Эриховича Лангемака.

За «вредительство в области недопущения новых образцов на вооружение» и участие в «антисоветской террористической организации», преступлениях, предусмотренных ст. ст. 58-7, 58-8 и 58-11 УК РСФСР, Георгий Эрихович Лангемак был приговорён к расстрелу с конфискацией всего лично ему принадлежащего имущества. В тот же день приговор был приведён в исполнение.

За день до этого, 10 января 1938 года, был приговорен и расстрелян директор института, Иван Терентьевич Клейменов.

Но разработанная коллективом «Катюша» все-таки была построена и громила врагов. Торжество правды наступило позже.

19 ноября 1955 Военная Коллегия Верховного Суда СССР под председательством полковника юстиции Лебедкова и членов, подполковников юстиции Романова и Шалагинова, определила: «…приговор… от 11 января 1938 года в отношении Лангемака Георгия Эриховича по вновь открывшимся обстоятельства отменить, а дело по его обвинению на основании п. 5 ст. 4 УПК РСФСР в уголовном порядке прекратить за отсутствием в его действиях состава преступления…»

Г. Э. Лангемак с коллегами по работе был полностью реабилитирован.

К сожалению, Военная коллегия не закрепила за ними официально статуса авторов «Катюши».

Читайте также  Что такое ож в машине?

Только в 1991 году Указом президента СССР М. С. Горбачева от 21 июня 1991 посмертно было присвоено звание Героев Социалистического Труда за работы по созданию реактивного миномета:

Ивану Терентьевичу Клеймёнову (расстрелян в 1938 г.)

Георгию Эриховичу Лангемаку (расстрелян в 1938 г.)

Василию Николаевичу Лужину (осужден в 1940 г, освобожден в 1948-м, скоропостижно скончался в 1955-м)

Борису Сергеевичу Петропавловскому (скоропостижно скончался в 1933 г.)

Борису Мизайловичу Слонимеру (умер в 1980-м)

Николаю Ивановичу Тихомирову (умер в 1930-м).

Еще два участника дела, Сергей Павлович Королев и Валентин Петрович Глушко, хоть и получили свои сроки, но, к счастью, основное время провели в так называемых «шарашках» и впоследствии заняли свое место в истории освоения космоса. Но это совсем другая история.

Кстати, в декабре 1935 года вышла в свет книга «Ракеты: их устройство и применение» под редакцией Г. Э. Лангемака и В. П. Глушко. Книга была запрещена в 1938 году и изъята из фондов.

«После смерти на мою могилу нанесут много мусора. Но ветер истории развеет его» (И. В. Сталин).

К сожалению, признание и почет не всегда достаются тем, кто его заслуживает. Так вышло и с Лангемаком и его коллегами по работе. Память и уборка этого исторического мусора — это все, что мы можем. Память, знание того, что сделали для нас эти люди, да мысленно низкий поклон за их работу.

За что расстреляли создателей Катюши

Общеизвестный факт: 21 июня 1941 года, за считанные часы до того, как нацистская Германия напала на СССР, было подписано постановление Совета Министров СССР о серийном производстве снарядов и пусковых установок реактивных минометов БМ-13, известных как «Катюша». Первое боевое применение БМ-13 произошло в 15 часов 15 минут 14 июля 1941 года в г. Орша в ходе Смоленского оборонительного сражения. Впоследствии «Катюши» показали высочайшую эффективность, удостоившись от врага зловещего названия «адская мясорубка». Если 1 июля 1941 года на фронте была одна батарея Катюш, то через год уже 216 дивизионов, а к октябрю 1942 года — 350 дивизионов гвардейских минометов.

Авторское свидетельство № 3338 на «механизированную установку для стрельбы ракетными снарядами различных калибров» было внесено в реестр изобретений 19 февраля 1940 года. Авторами числились главный инженер Реактивного научно-исследовательского института (РНИИ) генерал-майор инженерно-авиационной службы Андрей Григорьевич Костиков и конструктор того же института инженер-полковник инженерно-артиллерийской службы Иван Гвай. Заявку о выдаче этого документа они подали в марте 1939 года, а через полгода включили в число соавторов начальника отделения Артиллерийского управления Василия Аборенкова, курировавшего работу РНИИ.

Уже 28 июля 1941 года Костикову дали звание Героя социалистического труда с вручением ордена Ленина и Золотой звезды. Представили его и на Сталинскую премию 1-й степени. И только в 1991 году звание Героя соцтруда за большой вклад в создание «Катюши» присвоили еще шестерым: Ивану Клейменову, Георгию Лангемаку, Василию Лужину, Борису Петропавловскому, Борису Слонимеру и Николаю Тихомирову. А предшествовали этому такие события.

В марте 1937 году приказом по наркомату оборонной промышленности тогдашний директор РНИИ (НИИ № 3) Иван Клеймёнов и его заместитель — главный инженер института Георгий Лангемак по результатам испытаний реактивных снарядов были поощрены денежной премией и представлены к правительственным наградам «за разработку новых типов вооружения». 2 ноября того же года Клейменов, руководивший РНИИ с 1933 года, и Лангемак были арестованы по обвинению в подрыве государственной промышленности, участии в совершении теракта и в контрреволюционной организации.

Клейменова НКВД сделало руководителем антисоветской организации в РНИИ. На заседании выездной сессии Военной коллегии ВС СССР его приговорили к расстрелу за участие в «антисоветской диверсионно-террористической организации» и «шпионаж в пользу германской разведки». Приговор привели в исполнение 10 января 1938 года. На следующий день его участь разделил Георгий Эрихович Лангемак.

«Члена диверсионно-террористической организации» — начальника сектора РНИИ, конструктора жидкостных ракетных двигателей Валентина Глушко арестовали в марте 38-го. Однако подкрепить его «вредительскую деятельность» доказательствами не удалось. Материалы дела через год направили не в суд, а на рассмотрение Особого совещания в НКВД, указав в повестке к заседанию, что «в настоящий момент уточнить его [Глушко] вовлечение в организацию не представляется возможным». Тем не менее, Особое совещание определило конструктору восемь лет исправительно-трудовых лагерей. Но поскольку он являлся лучшим специалистом по жидкостно-реактивным двигателям, его направили отбывать наказание в так называемую «шарагу», где он продолжил вести конструкторскую работу.

Глушко вместе с Сергеем Королевым, который также трудился РНИИ и был арестован «за вредительство» в июне 1938 года, стали главными разоблачителями Костикова. В 1957 году от них, уже членов-корреспондентов АН СССР и Героев социалистического труда, в редакцию Большой советской энциклопедии пришло письмо, в котором говорилось, что «в 1937-1938 годах, когда наша Родина переживала трудные дни массовых арестов советских кадров, Костиков, работавший в [РНИИ] рядовым инженером, приложил большие усилия, чтобы добиться ареста и осуждения как врагов народа основного руководящего состава этого института, в том числе основного автора нового типа вооружения талантливого ученого-конструктора, заместителя директора института по научной части Г.Э. Лангемака. Таким образом, Костиков оказался руководителем института и «автором» этого нового типа вооружения, за которое и был сразу щедро награжден в начале войны».

Глушко и потом несколько раз писал об этом в разные инстанции, а в 1989 году, после его нового резкого публичного выступления, была создана комиссия под эгидой ЦК КПСС, которая должна была разобраться с авторством «Катюши». В ее работе участвовали сотрудники Генпрокуратуры и КГБ, а предварительные выводы склонялись к юридической правомерности авторства Костикова. Но после того как подготовленный документ был направлен на экспертизу в Академию наук СССР, Миноборонпром, Генштаб и Комиссию президиума Совмина СССР по военно-промышленным вопросам ситуация изменилась. Про Костикова и Аборенкова было решено говорить, что они «внесли вклад в разработку, испытания и совершенствование пусковой установки, в принятие ее на вооружение Красной Армии и внедрение в серийное производство».

Относительно доносов со стороны Костикова прокуратура заняла противоречивую позицию. С одной стороны, в документах говорилось, что в ходе проведенной проверки не было установлено каких-либо данных, «которые бы свидетельствовали о произведенных в РНИИ арестах по доносам А.Г. Костикова». С другой, в прокурорском заключении упоминается о его причастности к необоснованным обвинениям сотрудников и руководителей института в контрреволюционном вредительстве. «20 июня 1938 года Костиков возглавил экспертную комиссию, которая дала заключение органам НКВД о вредительском характере деятельности инженеров Глушко и Королева», — говорится в документе.

«Катюша»: Главные секреты легендарного оружия Победы

Альберт Акрамутдинович, легендарная «Катюша» стала визитной карточкой Центра Келдыша. «Катюша» родилась в этих стенах?

Альберт Гафаров: История такая. 31 октября 1933 года по инициативе Тухачевского был организован Реактивный научно-исследовательский институт — РНИИ. Он стал первой в мире государственной научно-исследовательской и проектной организацией по реактивной технике. Преемником института в настоящее время является Центр Келдыша.

РНИИ был создан на базе ленинградской Газодинамической лаборатории (ГДЛ) и московской Группы изучения реактивного движения (ГИРД). До войны в институте работали Королев, Глушко, Тихонравов, Победоносцев, Клейменов, Лангемак, Раушенбах, Душкин, Щетинков и другие. Каждое имя — строка в истории.

В Газодинамической лаборатории с конца 1920-х годов велась работа по пороховым реактивным снарядам, так называемым «эрэсам». Основное внимание было уделено снарядам калибра 82 мм (РС-82) и калибра 132 мм (РС-132). До сдачи на вооружение эти снаряды доводились в РНИИ.

Главной проблемой «эрэсов» была низкая точность стрельбы из-за малой начальной скорости полета по сравнению с артиллерийскими снарядами. Но при стрельбе с самолета к скорости снаряда добавлялась скорость машины, что повышало точность попадания. В 1938 году реактивные снаряды были приняты на вооружение истребительной авиации, в 1939 году — бомбардировочной. Они отлично показали себя уже и на Халхин-Голе, и в ходе советско-финской войны.

Не случайно среди первых лауреатов Сталинской премии были и создатели реактивного вооружения для авиации?

Альберт Гафаров: Конечно, не случайно. В том числе руководитель разработки Юрий Победоносцев и начальник отдела разработки пусковых установок Иван Гвай. Вплоть до 1938 года для запуска реактивных снарядов с земли использовались специальные индивидуальные штыри, которые втыкались в грунт с интервалом 10 метров.

В августе 38-го Иван Исидорович предложил, как бы сейчас сказали, мобильную версию на базе ЗИС-5: поперек оси автомобиля в два ряда были смонтированы 24 авиационные пусковые установки. К весне был доработан и второй вариант, также предложенный Гваем.

Он базировался на более грузоподъемном и проходимом ЗИС-6 и имел ряд важных усовершенствований. Но машина по-прежнему была оснащена короткими, длиной около 2,5 метра, пусковыми установками, что не обеспечивало требуемых показателей по кучности стрельбы.

Исследования продолжались. Так появилась предложенная Владимиром Галковским конструкция с продольным расположением пусковых устройств длиной 5 метров. Эта схема стала классической и используется во всех современных реактивных системах залпового огня — РСЗО. Включая «Град», «Ураган», «Смерч».

При создании в РНИИ наземной пусковой установки для нее под руководством Василия Лужина разрабатывался новый осколочно-фугасный реактивный снаряд РОФС-132. При сохранении одинакового калибра с авиационным снарядом, он имел существенно большую длину и массу. Это обеспечивало увеличение дальности полета до 8.5 км против 5 км у авиационных РС, а также в несколько раз большую массу боевого заряда. Весной 1940 года новая пусковая установка вместе с новыми снарядами успешно прошла испытания и была рекомендована на вооружение. Однако до начала войны она так и не была внедрена.

Почему?

Альберт Гафаров: Из-за негативного отношения со стороны военного руководства во главе с Ворошиловым. Только благодаря инициативе и активности главного инженера института Андрея Костикова и представителя Главного артиллерийского управления в институте Василия Аборенкова на смотре военной техники 17 июня 1941 года удалось продемонстрировать боевую мощь нового оружия обновлённому руководству Наркомата обороны во главе с Тимошенко. И 21 июня, всего за несколько часов до начала войны (!),Сталин подписал постановление о развертывании массового производства нового вида вооружения Красной Армии.

Героическое крещение «Катюши» на фронте — это история батареи капитана Флерова?

Читайте также  Сколько минут нужно прогревать машину зимой?

Альберт Гафаров: Да. В июне 41-го была сформирована экспериментальная батарея «Катюш» во главе с капитаном Иваном Флеровым. Свой первый сокрушительный залп по вражескому тылу она произвела уже14 июля. В документах зафиксировано: «Нанесли удар по фашистским эшелонам на железнодорожном узле Орша. Результаты отличные. Сплошное море огня».

В июле 1941 года «за создание нового вида вооружения, поднимающего боевую мощь Красной Армии», Костиков был удостоен звания Героя Социалистического труда, а Гвай, Галковский и Аборенков были награждены орденами Ленина. В 1942 году они все стали лауреатами Сталинской премии, а институт был награжден боевым орденом Красной Звезды.

Я читала про любопытный эпизод, связанный с Иваном Гваем: ему в 1942 году без защиты диссертации была присвоена степень кандидата технических наук. Когда Иван Исидорович пришел в ВАК за дипломом, у него спросили: «А где же ваша диссертация?» «Стреляет на фронте!» — ответил он.

Альберт Гафаров: Кстати, в Санкт-Петербургском Музее истории артиллерии, инженерных войск и войск связи сейчас находится единственная в мире подлинная «Катюша» образца 1941 года. Она была изготовлена в Ленинграде на заводе имени Карла Маркса и участвовала в обороне города.

И все-таки: почему о разработчиках «Катюши» до сих пор так много противоречивой информации?

Альберт Гафаров: «Катюша» — сложная техническая система. И в ее создание свой вклад внесли сотни ученых, инженеров и конструкторов, каждый из которых имеет право считать себя соавтором «Катюши». Но основная часть участников любой работы занимается реализацией идей, выдвинутых ведущими специалистами, и под руководством главных организаторов этой работы.

Основными генераторами идей, воплощенных в «Катюше», была именно та четверка, удостоенная Сталинской премии. Костиков, как главный инженер института, выступал в роли основного организатора работ и фактически был главным конструктором. Трудно переоценить роль Аборенкова, который не только формировал технические задания, но и критически принимал результаты работы.

Вместе с тем значительный вклад в создание «Катюши» внесли такие ведущие специалисты, как Победоносцев (обоснование внутренней баллистики РС), Тихонравов (обоснование необходимой длины направляющих для РС). Выше уже упоминался Лужин, ведущий специалист по «эрэсам» для «Катюш», репрессированный до завершения разработки «Катюши». Неоценима роль начальника института Бориса Слонимера, который за несанкционированное изготовление в 1940 году семи «Катюш», впоследствии поступивших на вооружение батареи Флерова, был снят с работы.

Василию Лужину и Борису Слонимеру вместе с первым начальником РНИИ Иваном Клейменовым, его заместителем Георгием Лангемаком (оба были репрессированы в 1937 году), а также сотрудниками ГДЛ Николаем Тихомировым и Борисом Петропавловским указом президента Михаила Горбачева от 21 июня 1991 года «За выдающиеся заслуги в укреплении оборонной мощи Советского государства и большой личный вклад в создание отечественного реактивного оружия присвоено звание Героя Социалистического Труда (посмертно)».

Интересно, кто назвал «Катюшу» — «Катюшей»? Откуда у грозной боевой машины такое имя?

Альберт Гафаров: Как и во многих других подобных случаях — название народное, автор неизвестен. Перед войной появилась песня «Катюша», сразу же завоевавшая всенародную любовь. Помните, в ней есть такие слова: «Выходила на берег Катюша…..Выходила, песню заводила….»? Так вот при полете реактивных снарядов за счет истечения из ракетного двигателя пороховых газов слышится своеобразный звук.

В соответствии с известным эффектом Доплера, по мере удаления снаряда высота звука меняется. При этом возникает подобие мелодии, что отличает залпы «Катюши» от выстрелов артиллерийских орудий. Не спутаешь ни за что.

К тому же первые серийные «Катюши», которые начали поступать в войска уже в июле 1941 года, изготавливались на воронежском заводе «Коммунар» и имели на дверце кабины фирменный знак в виде буквы «К».

«Катюша» завоевала любовь всех воинов Красной Армии, от рядовых до маршалов. Ее залпы наводили панический ужас на фашистов и поднимали боевой дух наших войск. И это не просто слова. За годы войны было изготовлено около 11 тысяч боевых машин, которые выпустили по врагу более четырех миллионов реактивных снарядов различных калибров.

Минометные части, как официально назывались эти воинские подразделения, единственные в Красной Армии носили звание «гвардейских». Первым командующим этими войсками был Василий Аборенков.

Жив ли кто-нибудь из имевших отношение к «Катюше»?

Альберт Гафаров: К сожалению, нет. Но остались бесценные воспоминания Владимира Галковского. Он, работая после войны под руководством одного из пионеров отечественной космонавтики Михаила Тихонравова, делал эскизы первых искусственных спутников Земли. А в дальнейшем участвовал в их разработке, перекинув своеобразный мостик от «Катюши» к космической технике.

Документы с грифом «секретно», относящиеся к «Катюше», еще остались?

Альберт Гафаров: Нет. Все материалы по «Катюше» в Центре Келдыша рассекречены. Они активно используются историками отечественного реактивного вооружения. И еще: к 50-летию Центра Келдыша Главное ракетно-артиллерийское управление Министерства обороны подарило нам «Катюшу» в полной боевой готовности с макетами снарядов. На каждую годовщину Победы она покидает свой пьедестал и прибывает на площадь памяти о наших сотрудниках, с оружием в руках вставших на защиту Родины. Вечная память и слава всем не вернувшимся с полей сражений!

История Катюши — оружие победы во время Великой Отечественной войны

Как создавалось победное оружие

Судьба самого грозного оружия во время Великой Отечественной войны поначалу складывалась не совсем гладко. Лишь в 1921 году управляющий делами совнаркома Бонч-Бруевич смог после двух лет скитаний по инстанциям, в буквальном смысле выбить лабораторию для разработки изобретений Н. И. Тихомирова.

Талантливый ученый создал самодвижущуюся мину, которая из-за особенностей конструкции могла развивать любую скорость. Уже в 1928 году к Тихомирову и Артемьеву присоединяется молодой выпускник военно-технической академии Георгий Лангемак.

Он усовершенствовал разработку и довел её до того самого реактивного снаряда, который лег в основу современного вооружения. История создания «Катюши» получилась очень запутанной.

После того как работа над снарядом была завершена, в 1932 году в реактивном институте разработали установку для стрельбы этими боеприпасами. Семь лет вооружение простояло на полигоне, пока в 1939 году его не решили испытать в боевых условиях на Халхин-Голе.

По лживому доносу директора реактивного института А. Костикова Лангемак был осужден и расстрелян. Увидев возможность прославиться, Костиков поднимает чужие чертежи, объявляет конкурс и немного меняет конструкцию. Он фактически вписал в историю людей, имеющих отдаленное отношение к великой разработке.

История будущей «Катюши» решалась медленно, а точнее, вообще никак не решалась. Командование в упор не замечало стараний конструкторов реактивной артиллерии.

Тем временем к западным границам Советского Союза вермахт стянул 190 дивизий: 119 танковых, 14 моторизованных, почти 15 тысяч орудий и минометов, четыре с половиной тысячи самолетов. Это было накануне, 21 июня 1941 года.

В этот же день на подмосковном полигоне проходили испытания. Как ни парадоксально, но именно тщеславие Костикова и В. Аборенкова сыграло решающую роль в судьбе «Катюши».

На свой страх и риск Костиков договорился продемонстрировать установку перед высоким начальством. Миномет стрелял последним, и эффект оказался впечатляющим. Нарком обороны маршал С. Тимошенко и начальник Генштаба Г. К. Жуков с удивлением выясняют, почему столь мощное оружие еще не в серийном производстве.

Таким образом, боевая машина БМ-13 попала на конвейер всего за несколько часов до войны. В этом была какая-то фатальная предопределенность.

Первый удар «Катюши»

В июле 1941 года войска фашистской Германии продвинулись вглубь советской территории на сотни километров. После блицкрига были оккупированы Прибалтика, часть Украины и Беларуси. Вечером 13 июля немецкие танки заняли стратегический узел — город Орша.

Моментально груженные эшелоны хлынули по железной дороге. На станции скопились составы с танками, топливом и мотопехотой. 14 июля в 15 часов 15 минут, неожиданно для фашистов, на железнодорожный узел обрушился огненный смерч. Буквально за несколько секунд передовые части вермахта погрузились в кромешный ад, многим показавшийся вечностью.

Те, кто выжил, вспоминали, что они стояли на коленях и молили бога о том, чтобы всё это прекратилось. Никто не понимал, что произошло и откуда это всё свалилось.

Сокрушительный удар по Орше нанесла батарея реактивных миномётов капитана Ивана Флёрова. Железнодорожный узел, переполненный скоплениям немецкой техники и живой силы, стал для фашистов братской могилой. Авиация люфтваффе, вылетевшая для подавления советской огневой позиции, так и не обнаружила таинственное подразделение — диспозиция была пуста.

Гитлер был в ярости, он в этот же день распорядился за месяц выяснить секрет оружия, моментально получившего прозвище «сталинский орган».

Красная Армия отступала, отходить пришлось и расчету капитана Флёрова. Его участь, как и судьба многих в той войне, незавидна. 7 октября 1941 года, попав в окружение под Смоленском, батарея оказалась в безвыходном положении. Личный состав погиб, но успел уничтожить установки.

Будучи тяжелораненым, командир Иван Флёров взорвал себя вместе с головной пусковой установкой. Каждая установка БМ-13 оснащалась тридцатью килограммами взрывчатки, которые в случае угрозы экипаж приводил в действие.

Фашистам больше ничего не оставалось, как продолжать охоту за секретом советского оружия. У фашистов были созданы специальные подразделения, которые охотились за «Катюшами».

Созданная развитая агентурная сеть, занималась определением расположений этих дивизионов, их блокированием и впоследствии уничтожением.

Тактика и участие в боевых действиях

Преимуществом «Катюши» была высокая маневренность. Зная, что ответный удар противника последует немедленно, «Катюши» делали залп и за две минуты снимались с места, меняя дислокацию.

Обычно они уходили поглубже в тыл, чтобы иметь возможность без помех перезарядиться и вновь выступить навстречу врагу. При этом полную перезарядку орудия опытный экипаж производил за 8 минут. Расчет снова менял позицию и производил залп по цели, координаты которой давали наводчики разведки.

Экипаж (расчёт) БМ-13 (ЗИС-6) состоял из 5—7 человек:

  • Командир орудия — 1.
  • Наводчик — 1.
  • Водитель — 1.
  • Заряжающий — 2—4.

Это было самое эффективное средство остановить вражескую атаку. Это оружие не предназначалось для поражения единичных целей, но было очень действенно при уничтожении крупных группировок противника.

Переломной точкой в войне стала битва за Сталинград. Здесь сражался 4-й гвардейский минометный полк «Катюш», который напрямую подчинялся командарму В. И. Чуйкову. Реактивным минометам принадлежала решающая роль в победе в Сталинградской битве.

Ранним утром 19 ноября 1942 года гигантский смерч из тысяч реактивных снарядов привел в ужас вражеские войска. Одним этим ударом войска Юго-Западного фронта прорвали оборону румынских войск сразу на двух участках.

За минуту на врага было выпущено около 5−6 тысяч снарядов. Этот огонь велся почти полтора часа и явился началом контрнаступления Красной Армии под Сталинградом.

Читайте также  Что такое лямдазон в машине?

Гвардейцы нанесли ощутимый урон фашистам. Так, 32-й отдельный гвардейский минометный дивизион в ходе боев под Сталинградом уничтожил за три месяца более 3000 фашистов, 50 танков и подавил 6 минометных батарей фашистов.

В ходе сражений минометные расчеты стреляли лишь только снарядами М-8, имевших термитную модификацию «КАТ». Температура в месте взрыва в одно мгновение возрастала до 4000 градусов по Цельсию. Возможно применение именно этих реактивных снарядов послужило одной из причин почему установку назвали «Катюша».

Наращивание выпуска реактивных минометов

Советский Союз в ходе войны наращивал военную мощь, заводы работали в три смены. Система залпового огня БМ-13 доказала свою эффективность. «Катюша» давала стратегическое превосходство, которого так боялись немцы.

На начало 1943 года в Красной Армии были сформированы гвардейские минометные части «Катюш»:

  • 54 отдельных дивизиона;
  • 98 полков;
  • 17 бригад;
  • 4 дивизии.

Реактивную артиллерию использовали уже не только на самых опасных участках, где нужно было подавить живую силу противника, но и при переходе в наступление, там, где требовался прорыв обороны.

Для стрельбы применялся улучшенный авиационный реактивный снаряд РС-132, его адаптировали для наземной установки — М-13:

  • снаряд вмещал пять килограмм взрывчатки;
  • автомобиль, на которой размещалась артиллерийская установка БМ13, был специально адаптирован для реактивной системы залпового огня;
  • дальность полета снаряда достигала 8,5 километра;
  • после выстрела снаряда с осколочным действием разброс его осколков достигал 10 метров;
  • всего на БМ-13 размещалось 16 снарядов реактивной артиллерии.

Выпуск установок запустили сразу на нескольких заводах. Кроме того, массово стал выпускаться порох для ракетных снарядов. Ракеты производили даже в блокадном Ленинграде.

Секрет в пороховом заряде

Но чем больше «Катюш» уходило на фронт, тем больше возможностей появлялось у фашистов завладеть секретным оружием.

За время войны армия получила в распоряжение 12 миллионов реактивных снарядов и около 10 тысяч установок БМ-13.

Личный состав настолько отчаянно защищал свою любимицу, что родилась легенда, будто бы ни одной установки в руки немцев так и не попало. Правда это или нет неизвестно, однако фашистам все-таки не покорился секрет загадочной русской души. Они не смогли повторить это оружие, так как не знали рецептуру пороха.

Именно в пороховом заряде заключался секрет «Катюши». Снаряд разгонялся до скорости 350 метров в секунду и летел почти на восемь с половиной километров.

Если дивизион состоял из трех батарей по четыре машины, то полк состоял из 36 установок. За один залп минометы выпускали пятьсот семьдесят шесть снарядов калибра 132 миллиметра. Огненное облако не оставляло ничего живого на территории одного квадратного километра.

Немцы пытались повторить успех советских конструкторов. Вермахт все-таки получил в распоряжение мобильные установки реактивного огня. Но сравниться по мощности, а главное, по точности, с советским аналогом было просто невозможно. До самого конца войны фашисты не оставляли попыток заполучить вожделенное оружие.

В битве за Берлин советские войска задействовали 219 дивизионов реактивных минометов. Солдаты знали, что «Катюша» — это оружие победы.

Они понимали, что там, где слышны её залпы, идет подготовка к наступлению, значит, будет прорыв, а значит будет успех, будет победа.

Легендарной «Катюше» – 80 лет

Советские бойцы едут на реактивном миномете БМ-13 «Катюша» во время боев на Курской дуге. Фото: Галина Санько / waralbum.ru

21 июня 1941 года, за день до начала Великой Отечественной войны, на вооружение была принята боевая машина реактивной артиллерии БМ-13 – легендарная «Катюша».

Впервые установки БМ-13 были опробованы в боевых условиях 14 июля 1941 года. «Катюша» «заводила свою песню» до конца Великой Отечественной, а после войны еще несколько десятилетий несла службу в армиях различных государств мира. Как создавалась знаменитое оружие Победы, и откуда прозвище «Катюша», – читайте в нашем материале.

«Катюша» у истоков реактивной артиллерии

Еще в 1920-х годах в нашей стране начались работы по созданию реактивных снарядов. Исследования стартовали в Газодинамическом институте, а позже продолжились в Реактивном научно-исследовательском институте (РНИИ), который был организован в 1933 году. Кстати, РНИИ считается первой в мире государственной научно-исследовательской и проектной организацией по реактивной технике.

В 1937 году на вооружение был принят реактивный снаряд РС-82 калибра 82 мм, а через год – РС-132 калибром 132 мм. «Эрэсы», как называли тогда эти снаряды, подразумевались для установки на самолетах. Таким образом решалась их основная проблема – низкая точность стрельбы из-за малой начальной скорости полета (по сравнению с артиллерийскими снарядами). Авиационное применение позволило повысить точность попадания. «Эрэсы» отлично показали себя в боях: на Халхин-Голе в схватке с японскими истребителями и в ходе советско-финской войны. После такого успеха сомнений не оставалось – армия нуждалась в наземном варианте.


Расчет заряжает реактивный миномет БМ-13 во время последних боев в Берлине. Кадр кинохроники.

Вначале реактивные снаряды запускались с земли с помощью специальных штырей. В 1938 году появилась мобильная версия на базе грузовика ЗИС-5 – на автомобиле могли уместиться более двух десятков авиационных пусковых установок. Позже появился и вариант на более грузоподъемном и проходимом ЗИС-6. Однако на машине использовались короткие пусковые установки, а значит кучность стрельбы оставляла желать лучшего.

Работы в этом направлении продолжались, и не только в области создания самой наземной пусковой установки. Разрабатывался и новый осколочно-фугасный реактивный снаряд. В отличие от своего авиационного «собрата» он стал намного длиннее и тяжелее. Благодаря этому дальность полета увеличилась с 5 км до 8,5 км, также выросла масса боевого заряда. Хотя новая пусковая установка вместе с новыми снарядами успешно прошла испытания весной 1940 года, вспомнили про нее буквально накануне войны – 21 июня Сталин подписал постановление об организации массового производства нового вида вооружения Красной Армии. Эти боевые машины войдут в историю под именем «Катюша».

Боевое крещение «Катюши»: «Сплошное море огня»

Боевое крещение «Катюши» связано с именем капитана Ивана Флерова. В самом начале войны он был назначен командиром первой в Красной Армии особой батареи реактивного действия. Нет точных сведений о том, сколько «Катюш» находилось на вооружении батареи – по некоторым данным от пяти до семи машин. Но точно известен какой фурор они произвели в первом же бою.

Свой первый сокрушительный удар 14 июля 1941 года батарея Флерова произвела при обстреле поселка железнодорожников Орши. В документах зафиксировано: «Нанесли удар по фашистским эшелонам на железнодорожном узле Орша. Результаты отличные. Сплошное море огня».


Залп реактивных минометов БМ-13 «Катюша» на шасси американских грузовиков «Стедебеккер» в Будапеште. Фото: Анатолий Егоров / waralbum.ru

По воспоминаниям немецких солдат, которым довелось участвовать в данном бою и выжить, это было их самым страшным опытом за всю войну. Тогда начальник немецкого генштаба Франц Гальдер записал в своем дневнике: «Русские под Оршей применили какое-то новое неизвестное оружие. Шквал огнеметных снарядов сжег железнодорожную станцию, все эшелоны с техникой и личным составом прибывших воинских частей. Горела земля. Плавился металл». И в это легко верится – по мощности залпов «Катюша» превосходила обычные артиллерийские орудия в десятки раз. Буквально за секунды минометный полк «Катюш» на расстоянии до 8,5 км испепелял площадь свыше 100 гектаров.

Новое русское оружие повергло немцев в шок, за «Катюшами» была объявлена настоящая охота. Советское командование, понимая это, дало четкую установку – ни одна боевая машина не должна достаться врагу. Этого не допустил и капитан Флеров. В октябре 1941 года его батарея оказалась в осаде под Вязьмой. Сделав последний залп, вся батарея была взорвана по приказу Флерова. Сам капитан погиб, посмертно ему был присвоен Орден Отечественной войны I степени в 1942 году, а в 1995 году он стал Героем России.

Милое имя грозной машины

Существует несколько предположений по поводу того, как БМ-13 прозвали «Катюшей». Первая и самая популярная версия связана со знаменитой песней «Катюша», которая появилась накануне войны и сразу же завоевала народную любовь. «Выходила на берег Катюша. Выходила, песню заводила. » – эти слова уже на протяжении многих лет ассоциируются со знаменитой боевой машиной. И «Катюша» действительно «пела».

«При полете реактивных снарядов за счет истечения из ракетного двигателя пороховых газов слышится своеобразный звук. В соответствии с известным эффектом Доплера, по мере удаления снаряда высота звука меняется. При этом возникает подобие мелодии, что отличает залпы «Катюши» от выстрелов артиллерийских орудий. Не спутаешь ни за что», – рассказывал в интервью сотрудник Центра имени М.В. Келдыша, кандидат технических наук Альберт Гафаров.

Вторая версия связана с заводом «Коммунар». Первые серийные БМ-13 изготавливались на этом воронежском заводе и имели на дверце кабины фирменный знак в виде буквы «К». Данную гипотезу косвенно подтверждает тот факт, что гаубицу М-20 с литерой «М» солдаты прозвали «Матушкой». Кстати, в советской армии были и другие подобные имена. Например, установку М-30 назвали «Андрюшей», а немецкий миномет Nebelwerfer получил русское имя «Ванюша». Немецкие солдаты к нашей «Катюше» относились с трепетом и прозвали «Сталинский орган». Направляющие машины БМ-13 действительно напоминают трубы органа.


Советские артиллеристы готовят к залпу реактивный миномет БМ-13 «Катюша» во время боев в Берлине. Фото: Марк Редькин / waralbum.ru

«Катюша» никого не оставила равнодушным – поднимала боевой дух наших бойцов, сеяла панику и ужас во вражеских рядах. Всего за годы войны было изготовлено около 11 тыс. боевых машин, которые выпустили по гитлеровцам несколько миллионов реактивных снарядов. «Катюша» «выходила и заводила свою песню» на полях всех основных сражений, дошла до самого Берлина. Многие эксперты отмечают, что в операции по взятию столицы Германии именно 1500 установок «Катюши» сыграли решающую роль.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: